?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Октябрь

Октябрь

Октябрь

В этот день меня снова разбудила Химера.
Я приняла это как неизбежное зло и не стала нервничать по пустякам, а отправилась в школу.
- Мисс Принц, - окликнул меня по пути профессор Фревин, - нам очень нужен мистер Флитвик и мистер Фабер, иначе мы не можем начать суд, а время идет. Конечно, я понимаю, что найти Флитвика – непростая задача, к тому же, если он применит «Филиус Максима»…
Дослушивать профессора Фревина я не стала. Быстрым шагом дойдя до школы, я поймала первую попавшуюся студентку и спросила, где Фабер. Мне кивнули в сторону кабинетов.
Рядом с комнатой Гомеса Фабера нашелся и профессор Флитвик.
- Профессор! – Радостно воскликнула я.
- Мисс Принц! – Не менее радостно воскликнул профессор.
- Вас-то я и ищу. Вы срочно нужны на заседании суда, а то они никак не могут осудить Теодора за развоплощение мумии.
- О, нет. Нет-нет-нет. Давайте просто его отпустим!
- Давайте, - поддержала профессора я, - Но для этого Вам необходимо туда дойти. Мистер Фабер, и Вам тоже.
- За меня – профессор Флитвик, а я не могу, - отмазался Фабер, и я снова вцепилась в Мастера Чар.
- Астарта, ну, Вы же понимаете, что это бесполезное времяпрепровождение. Давайте уже решим, что нет смысла вызывать Теодора в суд, так как он все равно выкрутится.
- Профессор Флитвик, - проникновенно посмотрела я на преподавателя, - Я больше Вас хочу, чтобы это закончилось как можно скорее и с как можно меньшими потерями. Пойдемте уже.
Не прошло и часа, как мы дошли до заседания, и дальнейшее пролетело для меня в какой-то каше, и выдохнула я только после вынесения приговора.
Обдумав всю комичность ситуации, - нелепые двести кнатов штрафа за одну Аваду с одной стороны и легкий приговор для Теодора с другой стороны, - я решила, что все, что ни делается, все к лучшему.
- Быть может, стоит выпускать квитанции на убийство мумии? – ворчал Теодор по дороге в школу, - Сразу по двести кнатов.
Я прикинула, что из тех денег, что у меня непосредственно с собой, я как раз могу несколько раз заплатить подобный штраф, и не стала спорить.

У входа в школу меня поймал Аксель. Он вручил мне кинжал и попросил его исследовать в министерстве, желательно, не разглашая его наличие. Я попыталась представить, как я скрою наличие неизвестного артефакта от Теодора и пообещала попробовать.

- Мисс Принц, Вы-то мне и нужны!
Я настороженно посмотрела на Флитвика. Он горел энтузиазмом, а это не предвещало ничего хорошего.
- Слушаю Вас, профессор.
- Вы же у нас работаете в отделе исследований.
- Как Вы догадались, - не удержалась я.
- Пойдемте в аврорат.
- Зачем?!
- Пойдемте-пойдемте, - уже тащил меня за собой Флитвик.

- Вот, - торжественно сообщил профессор, указывая на пол. На полу завернутый в тряпку лежал меч.
- Это меч, - неуверенно сказала я.
- Да. И он сожрал Марсо.
- Прискорбно, но что я могу с этим сделать?
- Исследовать его, конечно. Определить, там ли Марсо, есть ли шанс вытащить его живым, нет ли кого-нибудь, кто связан с мечом извне…
- Погодите, профессор, Вы хотите, чтобы я сейчас здесь одна это исследовала?
- Ну, да, - подтвердил Флитвик, - А, собственно, в чем проблема?
- Кхм. Прямо сейчас, кроме как тансфигурировать или порезать кого-нибудь или что-нибудь, я могу сделать две вещи: понакладывать на него чары или взять в руки.
- Чары накладывали, - оптимистично заявил Флитвик, - Давайте второе.
- Отлично, - кивнула я. – Тогда я сейчас беру этот меч в руки, а Вы потом предлагаете мистеру Малфою исследовать, каким образом меч сожрал его сотрудника. Так?
Флитвик задумался.
- То есть, Вы не можете исследовать его прямо сейчас?
- Одна прямо сейчас и здесь? Нет. Только взять в руки. Кстати, можем поспорить, успею ли!
Флитвик дернулся и подвинулся ближе к тряпке.
- А, между прочим, мы могли бы легко вынести меч из аврората прямо сейчас, - задумчиво сказал Флитвик. – Например, я говорю Вам: «Астарта, Вы видели, как действует Ступефай Ультима Веерное? А вот так!» - и мы уходим с мечом, провожаемые удивленными взглядами.
Идея мне не то что бы не понравилась, но доставлять очередные проблемы мистеру Гернкастлу было бы совсем свинством. Мы еще немного поговорили о мече, и я вернулась в школу.

В школе, поговорив с директором и Эдрианом Пьюси, мы с последним дошли до зала, где, как оказалось, Теодор читал лекцию о непростительных заклятиях для младшего курса.
- Вон, - коротко сказал он, - Вы будете мне мешать.
- Я в аспирантуре по ЗОТС и имею право присутствовать на уроке ЗОТС, - невозмутимо ответила я.
- Хм. Хорошо. Тогда Вы – вон.
Пьюси вздохнул и вышел, я нагло уселась на свободное место.
Когда урок подходил к концу, я подумала, что подобная лекция во времена моего младшего курса была бы очень полезна многим.

- Итак, как выяснилось, у меня еще и лекция для старшего курса, - мрачно сообщил Теодор, когда минут через пять мы шли по подземельям. – Ума не приложу, что им рассказывать. Пусть задают вопросы.
Все вопросы, задаваемые старшим курсом, сводились к вампирам, и скоро мне стало довольно скучно. Немного развлекло невидимое нечто со способностями полтергейста и повадками пикси, которое дергало за волосы, вытаскивало палочки и попыталось вырвать у меня зонт, но старый урок мадемуазель Ленорман не прошел даром, и из моих рук нельзя было выдернуть и палочку, не то что какой-то зонт.
В тот момент, когда я уже отчаялась нормально послушать лекцию, прерываемую падающими и взлетающими предметами, из подземелий вырулил Снейп, поймал нас с Милисентой и Пьюси и потащил на «Аспирантскую Лекцию по ЗОТС».

- Вина! – Скомандовал Снейп, падая на кровать в доме Милисенты.
Северина притащила бутылку вина, которое оказалось белым, и Снейп стал восклицать, что красного мы не заслужили.
Наконец-то успокоившись, профессор сказал, что читать лекцию он сегодня будет конкретную, в отличие от предыдущих абстрактных, и связана она будет с защитой школы.
Он долго разглагольствовал на эту тему, обсуждал оборону школы и под конец дошел до некоторой конкретики.
- Вы все помните легенду о равенстве. Мертвые великаны – как вам привет от Люциуса Малфоя? Кстати, у нас тут все – министерские работники. Думаю, в случае чего, школа должна втянуть в себя всех, кого нужно защитить. Вы, Доменика, пишите список предателей. Тех, кто сдаст нас, будучи внутри школы.
- А я вот думаю, - произнесла Гвиневра, - Мисс Принц не думает о себе, как о предателе?
Очевидно, она в жизни не простит мне единорога. Но не врать же было в ответ на прямой вопрос.
- Мисс Принц все про себя знает, пишите и ее, - скомандовал Снейп. – Вы ведь сдадите нас Люциусу Малфою?
- Пишите, - пожала плечами я. Спорить со Снейпом бесперспективно и сложно, тем более, что спорить можно было не со всем.
- Вы же, мисс Принц, знаете, что я вам не верю, потому что Люциусу Малфою вы расскажете все? – продолжал Снейп.
- Профессор, - вздохнула я, вставая и ища зонт, - Я ненавижу Люциуса Малфоя, и Вы это знаете.
- Ну да, ну да, - ехидно улыбался профессор, - А Теодора любите?
Чувство такта моего дяди достигает небывалых высот, поэтому на подобные выпады не стоит даже обращать внимание, но меня все же задел его тон.
- Вы хотите об этом поговорить, профессор?
- Несомненно.
- Я запомнила. А сейчас пропустите, у нас заседание министерства.

Заседание прошло мирно и спокойно, министр разрешил стажерам не ходить на собрания, Джонсон доложила о внешней политике, Ники Бэггинс отказалась от должности главы отдела магических перемещений, я описала ситуацию с извлечением Когтя из Марсо, и министр выдал следующие задания: обдумать усовершенствование министерских жетонов, оценить прочность барьера и решить, где хранить артефакты. Я записала задания, Милисента распределила дежурства, и заседание было закрыто.

После заседания мы собрались и отправились на следующее заседание. На этот раз – школьного попечительского совета.
- Огурцы по-бретонски, - объявил Теодор, указывая на банку, стоящую на столе. – Подарок от тещи. Кто рискнет? Я сам еще не ел, но должно быть вкусно.
- Начинай собрание, Теодор, - вздохнул Люциус. После Возвращения я видела его впервые, и выглядел он не плохо, хотя здоровым его вид назвать было никак нельзя.
- Ну, отец, мы ждали тебя…
- Глава попечительского совета – ты, так что не жди и начинай.
Теодор пожал плечами и собрался начать, но тут пришла прекрасная Оливия фон Шварц, выудила из банки огурец и захрустела им, с удивлением ловя на себе настороженные взгляды.
- Что-то не так?
- Да нет, Вы пробуйте, я им и говорю, что вкусно, - ответил Теодор, - Теперь можно и попробовать, если что – вот, Астарта знает, от чего какие противоядия.
- Ну, что же, во всяком случае, это, действительно, вкусно, - кивнула Оливия.
С огурцов разговор плавно перетек на школьную проверку, и Оливия поделилась впечатлениями, я влезла с критикой в адрес профессора Люпина и его подходов и методов, Теодор прокомментировал поведение учеников и учителей, а Люциус спросил про Снейпа.
- Понимаете, мистер Малфой, я – предатель, - проникновенно сообщила я. – Мистер Пьюси не даст солгать, я даже в списках есть. Вы, случайно, не собираетесь направить на школу армию мертвых великанов?
Люциус Малфой в этой жизни слышал и видел многое, но тут, кажется, засомневался в моем душевном здоровье.
- Почему мертвых великанов? – Наконец-то задал он наиболее нейтральный вопрос из всех, что, скорее всего, пришли в его голову.
- Потому что так было в Легенде о Равенстве, разумеется, - пояснила я. – Думаю, стоит оставить эту тему, напрямую к обучению она отношения не имеет, просто вспомнилось.
Люциус озадаченно кивнул, и мы вернулись к обсуждению поведения учеников, когда я посмотрела на часы и обнаружила, что мне пора на дежурство в министерство.
- Прошу меня простить, вынуждена покинуть заседание, дежурство, - сказала я и, ухватив огурец по-бретонски, аппарировала к министерству.

Огурец был вкусным, посетители не досаждали, и я провела время за чтением газет. Периодически кто-то подходил к министерству, и я с любопытством ждала, стукнется этот кто-то о барьер или нет, но люди были удивительно занудны и осторожны, поэтому я дождалась, пока меня сменит колдорепортер «Оракула», и вернулась на заседание попечительского совета.
Оно уже вяло подходило к концу. Основные проблемы были обозначены, и обсуждения становились все более вялыми.
- Мистер Малфой, простите, что отвлекаю, но нам нужно будет заняться делами перед вечерним заседанием министерства. У нас два неисследованных кинжала и вопрос про министерские жетоны.
- Какой вопрос? – Заинтересовался Малфой.
- Можно ли усовершенствовать их так, чтобы они были именные и с индивидуальными правами и отличались от гостевых.
- Запросы у министра! Пусть даст мне жертву, и я им какие угодно условия поставлю, - фыркнул Теодор. – С остальным – разберемся. Господа, думаю, мы все обсудили, хорошего вечера. Мисс Принц, пойдемте.

- А что за второй кинжал? – По пути спросил Теодор.
- Лайон Сикет каким-то ритуальным образом что-то делал с ножом… Мне кинжал отдал Аксель, так что подробностей пока не знаю.
- Аксель – универсальный поставщик кинжалов. Найдите Вильерс, пусть напишет на кинжал трансфигурацию, посмотрим, стал ли он артефактом, а мы с Вами пока пойдем допросим Сикета.
Поиски Дианы успехом не увенчались. Я довела до нервного дерганья глазом всех и каждого, кого встретила, особенно доставалось, естественно, Рейвенкло. В конце концов, мне пришла в голову воистину гениальная мысль, я попросила у Рейвенкло трансфигурационный словарь и написала свиток «Кинжал в Карту».
Найти Сикета было проще. Мы подошли к нему в Хогсмиде, сказали, что хотим спросить про кинжал, и он с готовностью начал рассказ.
Вот здесь и начались сложности.
С воистину нечеловеческим терпением Теодор повторял одни и те же вопросы в разных вариациях по десять раз, пока ответ не становился хотя бы чуть более внятен. В конце концов, Малфой сказал «Спасибо, Вы очень нам помогли» и попрощался с Сикетом.
- Попробуйте трансфигурировать.
Я попробовала. Попытка успехом не увенчалась, значит, какие-то магические свойства ножичек все же приобрел.

На заседании Алекто и Оливия повторили рассказ о том, как были в школе с проверкой.
- Учебной программы нет ни у кого, кроме профессора Мортимера. Почему-то программу по Истории Магии нам предоставили немедленно, а по остальным предметам даже не пообещали. Профессор Люпин сказал, что его урок слишком гибок, чтобы загонять его в рамки программы.
Я хотела сказать, что уроки профессора Люпина сводятся к двум пунктам – штурму умывальников и охоте на химеру или мантикору, - но промолчала. Оливия тем временем продолжала.
- Абсолютно никакой программы нет у профессора Снейпа по зельеварению…
- У профессора Снейпа есть программа! – воскликнул Теодор – Потому что мы с Алией ее писали. Осталось только найти – профессор, наверняка, ее потерял.

После окончания заседания возник уже привычный вопрос – что делать. Можно было бы пойти домой и заняться работой, но мне внезапно захотелось какой-то общественной жизни, а общественная жизнь в Хогсмиде была представлена, в основном, в трактире.
Побродив по осенним улочкам, я вспомнила еще одно место, где можно столкнуться с общественной жизнью, и уверенно направилась туда.

- Джулия, Энн, Белинда? На пятичасовой чай я, как водится, не успела, но, надеюсь, вы и сейчас рады меня видеть!
- О, Астарта! А у нас тут профессор Флитвик. Присоединяйся.
Я с сомнением посмотрела на графины и бутыли. Маггловские пузырьки никогда не были моим любимым напитком, но лучше разбавить ими алкоголь посильнее, так как алкоголь не был моей любовью еще больше, чем маггловские пузырьки.
За разговорами мне вспомнились слова Гермионы «Год выпуска важнее факультета». Не важнее, но не менее важен – сейчас мне было на удивление уютно с двумя хаффлпаффками и слизеринкой, с которыми я практически не общалась в школе.
Мы вспомнили профессора МакГонагалла и его уроки, обсудили аспирантуру и работу, новый выпуск Оракула и старую Бомбарду. На огонек пришел министр магии, затем присоединились Северина, Милисента и Анжелина, а в довершение всему этому прилетели на метле Аксель и Марго.
Веселый и треп ни-о-чем был прерван мистером Будстоуном, который выуживал школьников из Хогсмида и читал им лекции на тему «Почему детям нельзя выходить из школы после отбоя». Марго успела спрятаться под кровать, и ее не заметили, не смотря на то, что мы с министром и профессором Флитвиком не могли сдержать улыбок.

Но всем разговорам и развлечениям есть предел. В какой-то момент стало ясно, что пить я больше не могу, а спать еще не хочу, я вежливо попрощалась, пообещав, может быть, заглянуть попозже, и ушла домой – мне требовался хотя бы час в тишине с книжкой.

Не уверена, что меня хватило на целый час, но через некоторое время почувствовала себя вполне способной к общению, и выползла из дома, где встретила Оливию, Алекто и Диану, прогуливающихся с профессором Флитвиком, видимо, тоже сбежавшим от алкогольного чаепития.
Прогулка в обществе прекрасных леди и Мастера Чар всегда приятна. В какой-то момент мы наткнулись на группу авроров, стоящих в тесном кружочке и что-то обсуждающих. Мы переглянулись и остановились неподалеку. Авроры тоже переглянулись. Мы подошли чуть ближе. Авроры занервничали. Профессор Флитвик взял в руки палочку. Авроры отошли на пару шагов. На этом этапе топтание нам надоело, и мы удалились.
Оливия обсуждала с профессором Флитвиком чары уровня ультима, Диана спасала из-под наших ног улиток, относя их в травку – для меня до сих пор остается загадкой, как она умудрялась разглядеть их на темной дороге. Совершив, таким образом, некий ночной моцион, мы почувствовали себя готовыми к «отхождению ко сну» и отправились по домам, где и отошли.

Tags: