?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ноябрь

Ноябь. Зелье Смелости

- Профессор Снейп, у Вас лекция у младшего курса, - постучала я в дверь профессору.
- Отлично, мисс Принц, Вы ее и прочитаете. У них там что, Зелье Смелости? Пойдет. Расскажете им о смелости и мужестве из собственного опыта.
- Из опыта?! – попыталась было поспорить я, но Снейп уже испарился в подземельях.
Класс уже что-то мешал в котлах, когда мы с Севериной вошли в подземелье.
- Разве не весело, две аспирантки по ЗОТС читают лекцию по зельеварению, - проворчала я, мило улыбаясь студентам.
- Все нормально, Принц, прочтем, - беспечно улыбнулась Северина. Она снова была вся в белом, и только синие глаза, казалось, светились нездешним огнем. Я вздрогнула, отгоняя видение.
Читать лекцию младшему курсу – одно удовольствие. Они все еще милы и аккуратны, они записывают избранные фразы, задают вопросы и стараются не шуметь. Они не взрывают котлы (только если случайно) и ведут себя приличнее, чем взрослые на заседании министерства.
- Зачем нам это зелье, - услышала я, проходя мимо слизеринских столов. – Пусть гриффиндор его пьет.
- Разве вам не нужно попробовать ощутить смелость и мужество? – не удержалась я. Слизеринцы вздрогнули и расступились.
- А в чем различие между смелостью и мужеством?
- А что символизируют когти орла?
- Скажите, как это вообще можно пить?
Спустя минут десять я осознала, что отвечаю на вопросы, задаю им встречные, объясняю символику белых перчаток и принципы Гриффиндора, рассказываю об алхимических стадиях и чувствую себя совершенно прекрасно. Аккуратные слизеринские младшекурсники обступили меня кругом и, по глотку отпивая остывающее зелье, слушали то, что профессор Снейп велел рассказать, исходя из личного опыта.
Скользнув взглядом над головами учеников, я нашла Северину. Она сидела на столе среди Гриффиндорцев, которые по одному залезали на стол с ногами и изображали отказ от своих страхов в форме заявления «Я больше не боюсь больших пауков!» и «Я больше не боюсь темноты!»
Сен-Жермен заметила мой взгляд и весело подмигнула.
- Жутковатое зелье, - смущенно призналась одна из слизеринок.
- Я больше не боюсь людей в масках! – донеслось со стороны «Северининой группы». Я невольно подумала, что фантазия у людей всегда двигается в одном направлении.
- Очень странное ощущение, - отвлек меня от мыслей аккуратный слизеринец.
- Как говорила одна леди, «А гриффиндорцы так живут», - вспомнила я. – Если у вас еще есть вопросы, задавайте. Нет? Не забудьте убрать после себя со столов.
Я попрощалась со слизеринцами и подошла к Северине, которая умиленно взирала на очередную гриффиндорку, нахально декламирующую в лицо Сен-Жермен:
- Я больше не боюсь большую белую змею!
***
- А что это за столпотворение у аврората, - полюбопытствовала я.
- Люциуса Малфоя арестовывают, - любезно пояснил мне молодой волшебник в темной мантии.
- То есть как?!
- Прислали повестку, он пришел, его арестовали.
Другие дела были отложены, и я повернула в сторону аврората. У стены стояли два мага в черных мантиях с капюшонами и в масках, расписанных узорами. Рассудив, что я все равно знаю всех людей, которые могут скрываться под этими масками, а если вдруг кого-то одного не знаю, мне будет простительна эта ошибка, я приветственно кивнула. Они кивнули в ответ, из чего я сделала вывод, что либо не ошиблась, либо они рассуждали похожим образом.
Пока я думала, маги аппарировали, а со стороны аврората донеслись крики. Из рамки Азкабана, временно заменяющей Аврорату дверь, валил густой дым.
- Что это, - закашлялась я, не слишком надеясь на ответ.
- Люциус Малфой сбежал, - сообщил кто-то рядом.
- Сбежал?!
- Да, видимо, он – Вампир.
От удивления я даже перестала кашлять.
- Люциус Малфой – не вампир, - вырвалось у меня.
Заявление прозвучало довольно глупо – чувствовалась явная нехватка аргументации.
- Не вампир, - поддержал меня какой-то аврор, - потому что он Темный Лорд.
- Час от часу не легче! Почему он – Темный Лорд?
- Так сказал рамка Азкабана.
- Рамка Азкабана сказала, что Люциус Малфой – Темный Лорд?!
- Рамка сказала: «Люциус Малфой, Лорд Вольдеморт».
- Так и сказала - «Люциус Малфой», - засомневалась я.
- Нет, она сказала – Лорд Вольдеморт, - заспорил маг, отвечавший мне раньше.
- Она сказала «суть Темный Лорд»…
Я оставила спорщиков и снова пошла к дому. Абсурдное на первый взгляд сообщение о Темном Лорде Люциусе Малфое на второй взгляд уже не казалось таким уж абсурдным и уж точно не тянуло на новость, отменяющую министерское собрание, до которого оставалось не больше часа.
***
- Как продвигается работа по проверке процесса обучения?
Министр наконец-то отвлекся от проблем в департаменте магических перемещений, из которого собралась уходить Ники Бэггинс, и перешел к образованию.
- Комиссия собрана, нужно подготовить вопросы, - отчиталась Оливия. Я рассеянно рисовала кружочки на листе с отчетом. Ко мне в гости заходила Вильгельмина МакДугал, и время до собрания прошло в приятной беседе, после которой еще предстояло сосредоточиться.
- Кто займется составлением вопросов, - обратился к подчиненным министр.
- Я могу взять Чары, - вызвалась Милисента. – Мистер Пьюси – Теорию магии. А мисс Принц, думаю, поможет с ЗОТС и зельеварением.
Я оторвалась от каляк и заверила министра, что, конечно же, могу написать вопросы по ЗОТС и зельям. Подписавшая меня на это миссис Дерри облегченно заулыбалась.
После собрания мы втроем направились в трактир – писать вопросы для министерской проверки.
- По десять вопросов на старший и младший курс по каждому предмету – ЗОТС, Зельеварение, Чары, Теория Магии и Трансфигурация. Итого – сотня вопросов, - оптимистично объявила Милисента. – Приступим? Мисс Кэти! Будьте добры, чай и тосты… со всем, чем есть. Мы здесь надолго.
***
- За вопросы по ЗОТС я бы нас оправила в Азкабан, - выдохнула миссис Дерри, откидываясь на спинку стула. Несколько часов напряженной работы лежали перед нами в виде исписанных свитков.
- Ну что Вы, Милисента, - покачал головой Эдриан. – Я бы посадил нас за вопросы по Теории Магии. Одна Даат чего стоит.
- А чем хуже вопросы по Трансфигурации? – Возразила я. – К примеру, как трансфигурировать глаз человека!
- Господа, вы, действительно, считаете, что школьники на это ответят? – недоверчиво спросила Тереза – она подошла к нам минут десять назад и теперь просматривала вопросы.
- Ну,.. это же школьная программа, - неуверенно переглянулись мы. – По-моему, все вопросы довольно просты.
- Какая нежить не переносит чеснок, - стала вслух зачитывать Тереза.
- И пусть только скажут, что вампир, - проворчал Эдриан.
- Ну, это еще просто, - согласилась Тереза, - А вот это – Назовите Светлый Ритуал?
Мы вопросительно посмотрели на мисс Бут.
- Ладно, - сдалась она. – А сефира, соответствующая Солнцу? Вы думаете, они вспомнят?
- Я читал им эту лекцию вчера, - пожал плечами Эдриан, - смею надеяться, что, все-таки, вспомнят.
- Друзья мои, не хочу перебивать, но нам пора – до заседания минут десять, - напомнила миссис Дерри, когда практически каждый вопрос был повторно рассмотрен и осужден со стороны.
Мы расплатились за съеденное и выпитое, посетовали на испорченные несколькими часами беспрерывного жевания фигуры, попрощались с Терезой и отправились на собрание в министерство.
***
- Что. Это. Такое.
Министр, бледный, как свежий упырь, упирался руками в стол и обводил пустым взглядом зал.
- Нам тоже это крайне интересно, - кивнула мисс Руквуд. Она отложила последний конверт с деньгами и поднялась. – С Вашего позволения, господин министр, я отправляюсь в Малфой-Мэнор.
- Действующим магистром Ордена Вальпургиевых Рыцарей является Оливия фон Шварц?
- Да, именно с ней я и собираюсь разговаривать, - подтвердила Руквуд, уже выходя из зала заседаний. – Надеюсь, господин министр, все обойдется.
Диана вышла, а мы воззрились на Кривза, ожидая пояснений.
Кривз развернул к нам свиток с текстом, который мы посчитали бы неудачной шуткой и провокацией, если бы не подписи членов Визенгамота.
- ..То есть, как они расторгли Договор, - нарушила молчание Милисента.
- Вот так. Сели. Решили. И расторгли. Вдвоем – Флитвик и Фревин, - бросал министр, что-то быстро черкая пером. Я скосила глаза на свиток и разобрала корявое слово «Завещание».
- А что сказал аврорат?
- Аврорат в шоке, - коротко ответил Кривз. – Так, господа, заседание отменяется, мы отправляемся в Малфой-Мэнор. Как Вы думаете, прямо сейчас или еще следует подождать?
- Следовало сделать это раньше, - предположила я.
Министр несколько раз кивнул.
- Я отправлюсь с Вами, господин министр, - вызвался Эдриан Пьюси.
- Да, Эдриан. Миссис Дерри, мисс Принц, вам следует срочно аппарировать домой. Если что…вдруг… - министр платочком вытер пот со лба, - лучше не появляться на улице.
- Миссис Дерри, министр сказал срочно аппарировать, - начала я, когда Кривз и Пьюси исчезли.
- Нет-нет, никакой аппарации, - нервно теребила руками полу мантии Милисента. – Пойдемте так.
- О, да..конечно, простите, - я вспомнила разговоры о беременности Милисенты.
Мы быстро прошли по стремительно пустеющим улицам Хогсмида к дому, где жила Милисента.
- Вы же зайдете, мисс Принц?
Я задумчиво посмотрела на Милисенту, подумала, что дома совершенно точно нет ни мисс Руквуд, ни миссис фон Шварц, и кивнула.
- Да, миссис Дерри, с радостью зайду.
***
- Здравствуйте, к вам можно?
В дом вошла, как и всегда, милая, улыбающаяся и приветливая Оливия фон Шварц в сопровождении Алекто Кэрроу.
- Конечно, проходите, вина? – миссис Дерри была само радушие. – Господин министр до вас дошел?
- Господин министр был сама любезность, - сообщила Оливия, проходя к столу. – Все в порядке, странное решение странных людей не имеет отношение к министерству и аврорату..к тому же, они не могли расторгнуть Договор – для этого им пришлось бы собраться в том же составе, что и при заключении. В общем…да, мне вина, миссис Дерри.
Напряжение ушло, и разговор свернул в сторону тем более абстрактных и легких. Мы пили вино, смеялись, шутили и гадали на Шекспировских Сонетах и Белом Доминиканце, когда пришли мистер Кривз и мистер Пьюси. Они выглядели крайне уставшими, но довольно спокойными, и с удовольствием присоединились к вину и разговорам.
- Ну, что ж, рады были вас видеть, - засобирались Алекто и Оливия, - Мы, пожалуй, вас покинем. Хорошей ночи вам.
- Хорошей ночи, - нестройным хором отозвались мы, и Милисента проводила гостей.
- Ну, вот и славно, - сказала она, вернувшись. – Приятно общаться с разумными людьми.
- Особенно после наблюдения за действиями неразумных, - не удержавшись, бросила я.
- Действия мистера Флитвика и мистера Фревина, правда, странны, - кивнул министр.
- Они собрались что-нибудь решить, - поделилась Милисента, - объясняя это тем, что нужно же что-нибудь сделать. Вот они и сделали… что-нибудь.
Я почувствовала, что начинаю злиться.
- Взрослые люди, Визенгамот…
Мое шипение прервал стук в дверь. Мы переглянулись, и Милисента пошла открывать.
На пороге стоял мистер Фревин собственной персоной. Он радостно поприветствовал нас, прошел в зал и сел за стол.
Мы снова молча переглянулись.
- Мистер Фревин, - начал Кривз, - я как министр хотел бы понять произошедшее.
- Ну, Договор уже давно не соблюдался, - как ни в чем не бывало, откликнулся Фревин. – Мы только формально это подтвердили.
- Да вы же подставили всю страну, - все-таки не сдержалась я, - Простите, господин министр, миссис Дерри, мистер Пьюси.
- Астарта, Вы не понимаете – возразил Фревин.
«Это Вы не понимаете!» - подумала я.
- Мы – взрослые люди, несущие ответственность, - продолжал Фревин.
- Почему же тогда … - «…вы ведете себя, как безответственные дети», - чуть было не сказала я, но, к моем счастью, профессор Фревин не слишком думал о манерах и тут же меня перебил.
- Мы не можем смотреть, что эти люди делают со страной. Мы просто сделали то, что должны были.
Плохо контролируемая волна ярости стала подкатывать к горлу, вызывая тошноту.
- Позвольте мне сказать, так как я не хотела бы ввязываться в дискуссию, но не могу отказаться от попытки донести свое мнение, - максимально спокойно начала я. – Вы можете быть согласны с Договором. Можете быть не согласны. Вы можете обвинять людей в чем угодно. Вы можете лично осуждать каждого, вызывать их на дуэль и пытаться убить, посадить или сделать что-либо еще. Но Вы действовали не как частное лицо. Вы действовали от лица Визенгамота, от лица страны и министерства, ни стране, ни министерству ничего об этом не сказав. Вы подставляете всю страну вообще, все министерство вообще и каждого из нас здесь присутствующих в частности, - я не заметила, как перешла на чересчур громкий тон, - Хотите бороться с этими людьми – делайте это как мракоборец. Делайте это как человек. То, что пытались сделать Вы – это использование служебного положения. Не говорите от лица всех, кто не хочет стоять за Вас в этом конфликте. Который не был таким конфликтом, пока Вы его не разбередили.
- Астарта, Вы…
- Мистер Фревин, простите, что перебиваю Вас, но я не хотела бы слушать Ваши аргументы. Я высказала свое мнение, благодарю, что потратили на это свое время. – Я поднялась из-за стола. – Мистер Кривз, миссис Дерри, мистер Пьюси, простите мне мою эмоциональность. Хорошей ночи.
Улица встретила меня тишиной и прохладой – мягко говоря! Уже через три минуты я поняла, что страшно замерзла и почти успокоилась и отправилась домой. Мне был совершенно необходим сон – пусть даже нездоровый.

Tags: