?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания о весне

До свиданья, весна! Необъявленный призрак холодной войны?
Безразличный фанатик эпохи, последний бессменный солдат.
И луна за окном, переменчивый ветер, и листья, и сны -
Все один к одному, как в пасьянсе том самом, и вновь невпопад.
Впрочем, что до весны, если изморозь тронет окно серебром,
Перемирья не будет - мы просто отложим войну на потом.
Перемирья не будет - мы просто отложим войну на потом.

Зимний сон, бесконечная сонная поступь остывших светил,
Менуэт, заставляющий тише и медленней биться сердца
До свиданья, весна, до свиданья, пока еще час не пробил
Остается Грааль, символ веры, и терн из Христова венца.
Тамплиеры запаса, извечные рыцари, лирики встреч -
Меч из камня достанет лишь тот, кто осмелится взяться за меч.


Я прощаюсь с тобой. Не забудь о случайностях судеб и дней
Не забудь, что все реки вернутся однажды к своим берегам.
До свиданья, весна - но не вечна зима, что-то будет за ней,
Пусть весенние травы и песни теперь укрывают снега.
Я прощаюсь, но знаю, что встреча нам будет назначена вновь.
До свиданья, весна, и да здравствует
Вера, Надежда, Любовь


***

"...Рыцарь Роланд, не труби в свой рог,
Карл не придет, он забывчив в славе.
Горечь баллады хрипит меж строк
В односторонней игре без правил..."


***

- А теперь мы поиграем в игру. На каждой бумажке есть имя, показывать свою бумажку не надо никому, говорить о содержимом тоже. Давайте постараемся сделать жизнь лучше и проще тому, чье имя попадется на бумажке - а в конце семестра посмотрим, кто догадается.
Джинни-Джинни, ты права, это хорошая игра, как жаль, что у нас это не приходит в голову людям без игры.
Но, и правда, будет сложно, если достанется, к примеру... первокурсники близнецы Каслы? Что я с ними буду делать? Закрывать глаза на их постоянные шалости - а они будут, - чтобы им было хорошо?
Впрочем, игра волшебна, чужой человек не попадется.  

Готовая ко всему, - мысли были заняты чем-то посторонним, - я вытащила бумажку и, откинувшись назад, чтобы невозможно было прочитать через плечо, развернула.
"Джинни Уизли".

***

Милая, теплая, добрая, родная, гриффиндорская - настоящая.
Ты хотела цветов, я помню, почему я не нашла их прямо тогда?
Цветов и стихов.
Сейчас, как и тогда, я вспоминаю стихотворение далекого автора. Говорят, он был сильным магом, но совершенно не умел управлять своей силой.

"...Им это можно, а нам нельзя.
Черное-белое поле клетками.
В чьем-то сраженьи твои друзья
Падают сломанными марионетками..."

Только потом я стала понимать ту фразу профессора Снейпа - "Приведите ко мне мисс О'Галлехор. Наверное, потом Вы будете меня ненавидеть..."
Не буду. Я не могу ненавидеть Вас, профессор, дядя.
Она должна была жить. Но, если нет, она имела право умереть без боли и таких страданий.

***

Тебе холодно. Сидишь на солнце, закутавшись в свитера, шарфы и мантии, и бодро хлюпаешь носом, читаешь вслух:
 
- "Скоро оказалось, что красавица горда и обидчива, и Маленький  принц совсем с нею измучился. У нее было четыре шипа, и однажды  она сказала ему:
     - Пусть приходят тигры, не боюсь я их когтей!
     - На моей планете тигры  не водятся, - возразил Маленький  принц. - И потом, тигры не едят траву.
     - Я не трава, - обиженно заметил цветок.
     - Простите меня...
     - Нет, тигры мне не страшны, но я ужасно боюсь сквозняков..."


***

Ваши письма лежат у меня в шкатулке на самом дне. Иногда я перебираю старые письма, вспоминаю, но Ваши - никогда. Будто они напоминают мне о моей слабости, о моих ошибках, о моей глупости.
По-прежнему я восхищаюсь Вами. 
И, кажется, теперь я поняла, о чем Вы говорили. Вы были правы, какие бы цели Вами не руководили. Нужно быть рядом с теми, кого мы любим. И, если это будет необходимо, отказаться от остальных. Страшно, но правда.
Будьте счастливы.

***
Сова для миссис Уизли:
"Они убили Френка"
Ответ:
"...Берегите Симуса!"

***
- Вы сожгли наш лес. Отдайте предателей, или мы заберем детей.
Как же у меня болела голова. Страшно почти не было - "мы уже играли в эту игру".
Красивые, нездешние, будто бы светящиеся изнутри.
Кто-то тащил меня в круг, кто-то что-то кричал, будто в этом был смысл. Симус... им снова нужен Финниган?
Тогда я даже не подумала о каком-то лесе, о каких-то кругах и аврорах. Голова продолжала болеть. Младший курс носился по коридорам и лестницам, терялся, верещал и лез танцевать с сидами.
Помню, я свернула в коридор, ведущий к гриффиндорской башне, и столкнулась с ним - наверное, нужно было испугаться, но я даже не подумала об этом.
- Что Вам нужно? - машинально спросила я. Теперь мне думается, что заговаривать с сидами - одна из глупостей, которые я так люблю делать.
- Отдайте нам предателей.
Дурное наваждение. Они прекрасны, они не-люди, нелюди, но как же похож...
- Среди нас нет предателей.
Они не живые. Прямая спина, пустой взгляд - весь гнев и безумное веселье гда-то на дне, но взгляд пуст.
- Пойдешь?
Без интереса, без любопытства, просто формальность.
- Нет. Дайте пройти.
Он отошел с дороги, я пошла в башню. Сейчас я думаю, что это было глупо - поворачиваться спиной к сидскому принцу с мечом в руке. Впрочем, вряд ли они хотели перебить все живое?
Очень. Очень похож. Брысь, наваждение. Это сидский принц. Нелюдь из-под-холма. Любые совпадения и сходства случайны.
В коридорах снова стало шумно. Вопли "почему вы не танцуете и не веселитесь с нами!" затихли, послышался истерический плач Бланш.
Я выползла на звук.
Сидский король. Это Он. Он - в кругу своей свиты. Смеющийся так, что мороз по коже.
Принц склонился к нему и что-то зашептал на ухо.
Наваждение пропало. Совсем.
Это был не Король-из-под-холма. Не государь прекрасного народца.
Они стояли в одном из холлов школы, отказывались отдать Бланш её детей, стояли небольшой кучкой.
Люди. Почти люди.
Голова взорвалась очередной вспышкой боли, я махнула рукой и ушла спать.

***

Отвлечься. Отвлечься от всего, забыть, пропустить, потому что Театр - это Весь мир.
В подземельях тоже может быть уютно, когда вокруг - люди, увлеченные тем же, чем и ты.
- Замотаем Ровену в синее.
- Дорогая, ты же почитаешь Изабелл?
- Северина, если ты просишь, но..ты уверена, что мы будем ставить не Ромео и Джульетту?
- Мэг, сейчас принесем тебе тряпки.
- Колдоаппарат у кого-нибудь есть? Ты..Хельга? Отлично, колдоаппарат отдашь Астарте.
- Мисс Сен-Жермен, без подготовки...
- Что за сопли?
- Я готова ставить что угодно, но какой смысл ставить эту вещь абы как?
- Сопливус проснулся, ой-ой, может, хватит?
- Северина, мне-то что, эта вещь, кажется, была для тебя важнее, чем для меня.
- Поставим. Снимем "проклятие театрального клуба" и, заодно, Легенды. А потом уже будешь ставить на другом уровне - когда мы закончимся...то есть, закончим школу.
- Работаем.

***

- У нас две новости, хорошая и плохая.
Рейвенкло. Ночью. Делегацией. В гостиной Гриффиндора.
Кажется, мы с Симусом пели на разные голоса какую-то дурацкую песенку.
- Начните с хорошей.
- Ещё минус..одна..хрень.
Что говорить. Произносить вслух - ту, вторую, плохую.
- Ну, что же вы стоите, садитесь, может, чаю? Кофе? Чего-нибудь ещё?
Алисия, Алисия, они не виноваты, хотя мне самой хотелось выцарапать глаза кому-нибудь умному всиней форме. За то, что они здесь и они живы.

Но точно также хотелось выцарапать глаза себе.
Симус снова взял гитару.
Кажется, я ревела в три ручья, уткнувшись лбом в плечо Финнигану - как он играл?
Тереза, милая Тереза, куда же ты, плохо, но нам надо оставаться... Хорошо, что Симус её догонит - нельзя одной. Ночью. Мало ли.
- Водочки? Или аристократическое воспитание не позволяет?
Интересно, подумала я тогда об аристократическом воспитании? Кажется, нет. Как и о том, что не ела уже дня два.
К Мерлину бокалы и рюмки.
Плевать.
Горько, горячо, не отпускает.
А тебе опять холодно, ты фыркаешь и продолжаешь оптимистично хлюпать носом. Мы знаем, что нам остается ждать. Опять.

"...Я не умею читать молитвы, я просто чувствую боль,
Я не умею ловить твои стрелы, я просто для них мишень,
Я, как свеча, говорящим воском плачу в твою ладонь,
Ночь отступает и небо светлей,

Я не училась двигать мирами, я просто танцую во сне,
Кто я такая-кая, я растеряла свои имена,
Это не я попадаю по струнам, струна попадает по мне,
И если звенит, значит весна.

Вей, мой ветер, по площадям,
Задирай юбки, растрёпывай волосы,
К самым горячим и ласковым снам
Неси меня, ветер, куда зовёт голос,
к родным берегам.

Я не училась летать, я не птица, я просто как пух легка,
Не удержаться, не остановиться, не зацепиться за ответ,
Я не умею писать эти песни, просто твоя строка
Вскрыла мне вены и вышла на свет сама,

Я не умею любить, так безбожно падать закрыв глаза,
Так безнадёжно, так неосторожно, грудью на остриё,
Тысячелетние ягоды Солнца - плачут мои образа,
А тело смеётся, мне так хорошо с тобой.

Вей, мой ветер, по берегам,
Пригорошни зёрен бросай в моё сердце,
К самым горячим, безумным ладам
Неси меня ветер сквозь звёзды и терни,
к родным берегам.

Я давно отпустила поводья, перестала смотреть в зеркала,
В этом мире точных значений я - просто бесформенный звук,
Заткни мою дырку, брось меня в пламя, или просто пой из меня,
Делай что хочешь, только не отпускай из рук.

Вей, мой ветер, по небесам,
По четырём направлениям света,
К самым горячим, живым чудесам
Неси меня ветер в край вечного лета,
к родным берегам. ..."

***

- Вы подхватили какую-то заразу?
- да, профессор Огден, я подхватила заразу.
Вечный насморк, круги под глазами - краше из гроба вынимают.
Заворачиваешь рукав мантии, показываешь Тибериусу запястье.
"Зараза" его впечатляет. Действительно, впечатляет. Я сидела на своей кровати и молчала, почему-то ты не попросила меня выйти, но я не чувствую себя лишней.
Я жду. Все мы ждем.
Страшно, но мы уже почти привыкли.

"...Золото лат уплатило дань,
Каждому телу продлив дыханье.
Смерти костлявой сухая длань
Так не хотела просить подаянья.
Много спокойней прийти и взять
Этих парней из породы львиной..."

***

Я помню, мы сидели с луной в каком-то трактире в Хогсмиде, когда узнали.
Ещё минус один.
Как, как можно передать..такие новости?..

- Вы одна? Войдите.
Луна, где ты, я же не одна! Где она?
Луны нет. Почему она не зашла? Она убежала? Не может быть. Какая разница. Мне нужен Сириус. Нужно сказать. Как я ему скажу. Где же Сириус?
Его нет? Тогда зачем я буду входить?
Вхожу, конечно, вхожу.
Как можно жить в черном цвете? Надежда в цветах похоронного бюро.
- Здравствуйте..Что с Вами?
Нет, я знаю, что с Вами, Вы оплакиваете Бенедикту кровавыми слезами.
- Ничего не вижу.. где моя палочка?
Ваша? Никогда не видела, какая у Вас палочка, но тут их лежит пять штук. У Вас коллекция?
- Вам помочь? Вам плохо?
Это не-пра-виль-но. Человек не должен быть беззащитным. Шшсссшш, Мерлин, этот человек не должен быть таким беззащитным!
- Мне нужно доварить зелье.. ничего не вижу.
- Лежите.
- Мне..уже лучше. Где котел? Сейчас..ох... Уходите!
Это прозрение? Или хуже – то, о чем я подумала? Лучше б у меня был шанс обидеться. Но тогда вряд ли бы он схватился за руку.
- Вы уверены?
- Да. Уходите. Уйдите, Вы знали, что так будет.
- Никуда мы не уйдем! - А вот и Луна.
- Уйдите..
- Неужели ты думаешь, что мы так тебя оставим?
Где мой милый котел. Хорошо, не мой, любой котел. Что тут надо было доварить? Я доварю. Все, что угодно, доварю, а Вы идите, полежите, придите в себя, не пугайте меня, пожалуйста. 
- Кто здесь, что с вами! - А вот и Сириус.
- Отойдите дальше, расстояния мало – чары не пройдут. Сенсус Виденди!
- Ох. Благодарю…
- Видите?
- Да..уже лучше.
- Ложитесь.
- Зелье…
Это оскорбление, неужели я за все это время не успела бы доварить простенький глоток надежды?
Кстати, когда я успела его доварить?!
- Все готово.
- Это нужно отнести Джиневре..
- Сначала выпейте сами. Мистер Блэк, какое Ваше любимое число?
- Капайте семь.
Луна, ты чудо, когда ты успела вымыть кубки?
- А мое..
Да знаю я.
- Тринадцать, я помню…
- Пейте. Я отнесу зелье в больничное крыло.

Рыжие. Солнечные и рыжие. Вам нужна надежда, хотя бы глоток. Хотя бы глоток на всех.

- Я принесла котел и оставшуюся полынь.
Все хорошо, они уже в порядке. Уходить отсюда. Немедленно.
- Я не понимаю, зачем Вы это делаете.
- Простите?
- Нам был дан приказ. Не мешать раскрытию хоркруксов. Учтите это. Умирают ваши друзья.
Да. Так и будет.
- Мы уже приняли это решение.
- Дело ваше.
- Мистер Блэк, мои соболезнования... Мистер Блэк, что с Вами?
Лазарет. И этот теперь будет плакать? У него что, тоже метка? Нет, я не спрашиваю, мне лучше не лезть.
- Я отведу Вас в Мунго, мистер Блэк.
- Да, отведите его в Мунго Астарта. Я пойду с вами.
Вам-то зачем в Мунго? Нет, я молчу, я не спорю.

Прекрасно, как мой аврорат меня бережет, так и мои колдомедики меня лечат. Когда бывают на рабочем месте. Придется идти в Хогвартс – доктора Хайда всегда можно найти.

Так лучше. Я помню, как бегала между школой и Хогсмидом, искала доктора Хайда, варила зелье... Так лучше.
Когда я вошла в гостиную, она лежала на кровати. Сириус был здесь.

Нас немного. Идем.
Клабище.
Пара слов.
Инсендио Ультима.
Спасибо, профессор Огден.

"...Как же теперь королевская рать
Без самых верных своих паладинов?..."

***

 "...Я  была  глупая,  -  сказала  она  наконец.  -  Прости  меня.  И
постарайся быть счастливым.
     И ни  слова упрека.  Маленький принц был очень удивлен.  Он застыл,
смущенный и растерянный,  со стеклянным колпаком  в  руках.  Откуда  эта
тихая нежность?
     - Да,  да,  я люблю тебя, - услышал он. - Моя вина, что ты этого не
знал.  Да это и не важно. Но ты был такой же глупый, как и я. Постарайся
быть счастливым... Оставь колпак, он мне больше не нужен.
     - Но ветер...
     - Не так уж я  простужена... Ночная свежесть пойдет мне  на пользу.
Ведь я - цветок.
     - Но звери, насекомые...
     - Должна же я стерпеть двух-трех гусениц, если хочу познакомиться с
бабочками.  Они,  должно быть,  прелестны.  А  то  кто  же  станет  меня
навещать?  Ты  ведь будешь далеко.  А больших зверей я не боюсь.  У меня
тоже есть когти.
     И  она  в  простоте  душевной  показала  свои  четыре  шипа.  Потом
прибавила:
     - Да не тяни же, это невыносимо!  Решил уйти - так уходи.
     Она не  хотела, чтобы  Маленький принц  видел, как  она плачет. Это
был очень гордый цветок..."


Иногда некоторые вещи нужно говорить. "...Моя вина, что ты этого не
знал. Да это и не важно..."

***

Все скомкано. Я помню дракона над квиддичным полем, помню лекции, помню, как боялась за крестную и как была счастлива, узнав, что она жива и ребенок жив и здоров, мы бегали, что-то искали, обсуждали, я помню, как из кофейни выходили братья Лестрейнджи - и это было почему-то очень страшно, помню волнения, шум, дела, Договор.
Договор. Его подписали. Подписали и сразу же стали нарушать, возмущаться, бегать, кричать...
Помню, как мы с Алисией бегали по школе и Хогсмиду и пытались понять, что за подарки отсавили Фейри.
Помню Азкабан - мрачный, холодный, безнадежный - и, в который раз, я подумала, что ни одно преступление не заслуживает такого наказания.
Помню выпускной. Я убивала себя, заполнением дипломов для выпускников, переписыванием ведомостей, не слушала - про Северину, про ритуал, про спасение мира.
Помню, как на квиддичное поле, где игрался "дружеский матч", аппарировали они - двое по-разному прекрасных и по-разному мне дорогих.
Я сбежала в школу, чтобы не сталкиваться ни на секунду.
Помню, как я лежала и смотрела в потолок, не в состоянии воспринять окружающих, пока не пришел дядя. Он сел рядом на кровать, сказал несколько фраз, и я обнаружила, что день действительно хорош, солнце светит, а в мире, наконец-то, что-то изменилось.
Помню письмо от Поттера, с которым носилась Бенедикта - да, помню, как вернулась Бенедикта, кажется, я даже не могла улыбаться, но стало чуть-чуть легче.
Где-то в памяти теперь всплывает начало весны - оборотное зелье для Мелисенты, тренировки чар с Симусом...
Все прошло.

"...Музыка в Лету, а кровь - в песок.
Совестью жертвовать даже в моде
Плавно и камерно, наискосок,
Меч палача над луной восходит.
Бурые камны над головой...
Господи..как же сегодня звездно.
Бог им судья. А про нас с тобой
Многие вспомнят, но будет поздно.

Брызнуло красным в лицо планет.
Как это вечно и как знакомо.
Радуйтесь.
Рыцарей больше нет.
Мир и спокойствие Вашему дому."

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
puhoff
Aug. 2nd, 2008 12:15 pm (UTC)
Последнее стихотворение - прекрасно.
asta_prince
Aug. 3rd, 2008 03:49 pm (UTC)
Оно одно - с самого начала красным шрифтом. А.Белянин, Рыцарь Роланд. Очень его люблю..
severina_sg
Aug. 2nd, 2008 12:25 pm (UTC)
ООО. Ты снова кое-где пишешь о том, чего еще никто не знает, гадалка:).
asta_prince
Aug. 3rd, 2008 03:50 pm (UTC)
О чем же это, баронесса?
severina_sg
Aug. 3rd, 2008 04:11 pm (UTC)
Я уже не баронесса, это Шон теперь барон:). Вместе с Мелисентой:).
Узнаешь попозже:). Тебе понравится;).
asta_prince
Aug. 3rd, 2008 06:12 pm (UTC)
Это не титул, дорогая Северина, это прозвище привычка)
Договорились, буду ждать)
arcanius
Aug. 2nd, 2008 05:02 pm (UTC)
>>Нас немного. Идем.
Клабище.
Пара слов.
Инсендио Ультима.
Спасибо, профессор Огден.

Что это было?) Напомните)
asta_prince
Aug. 3rd, 2008 03:50 pm (UTC)
Инсендио Ультима - сжигание тела Бенедикты Руджемонт. )
( 8 comments — Leave a comment )