Astarte A.E Prince (asta_prince) wrote,
Astarte A.E Prince
asta_prince

Октябрь

Октябрь. Оборотное Зелье.

This is Halloween



***
«Здравствуйте, дети,» - чуть было не сказала я, увидев выстроившихся в ряд слизеринцев, но вовремя остановилась, ограничившись милой (во всяком случае, как мне показалось) улыбкой.
- Ризия, рада видеть.
- И я Вас, мисс Принц.., - у Ризии на лице снова появилась та надежда, которую я наблюдала последние дни.
- Да, конечно, я сварю Вам зелье, если Вы достанете ингредиенты, - ответила я на незаданный вопрос.
- Спасибо Вам!
Мисс Фабер всегда так искренне радовалась моей помощи, что даже самое отвратительное настроение сконфуженно съеживалось, как боггарт от риддикулуса. Самолюбие удовлетворенно урчало, когда милая староста школы обращалась с просьбой о помощи, и ее существование в мире уже являлось для меня чем-то обязательным и правильным.
Слизеринская гостиная, как и прежде, встретила ароматами ингредиентов. Я подобрала рукава и привычно стала резать грейпфрут. К обычным действующим лицам прибавилась мисс Певерелл. Она наблюдала за моими действиями, потом сварила, кажется, кофе, и ушла, оставив после себя ощущения неопределенности.
- Скажите, мисс Принц, Вы не знаете, кто может сварить оборотное зелье?
- Мисс Ледум, несомненно, мистер Малфой, - ..раз-два-три, добавить, помешать…
Слизеринцы горестно вздохнули.
Самолюбие потянулось.
Не сбивай, - мысленно одернула я самолюбие, продолжая помешивать зелье.
Самолюбие по-кошачьи выгнулось.
- На кого вам нужно оборотное зелье? – обреченно спросила я.
- На Абигайль Певерелл, - с надеждой ответили слизеринцы.
- Мне нужны будут все ингредиенты, волос и дата рождения, - сдалась я. – Мисс Фабер, принесете мне Хогсмид, буду варить дома.
***
Из зала заседаний суда снова доносился голос Теодора.
«Адвокат-профессионал», - подумала я, припоминая суды, где мистер Малфой выступал защитником и размышляя, что было бы интересно узнать, кого он защищает на этот раз.
Дома я разложила на столе шкурку бумсланга и зависла над ней, вспоминая, как пару лет назад хвостом ходила за Алией Ледум и просила научить меня варить оборотное зелье. Не то что бы Алия была против, но ей постоянно не хватало времени, а я все ныла и ныла, и, в конце концов, махнув рукой на какое-то дело, Алия усадила меня за стол и посвятила некоторое время воспитательно-обучающему процессу.
С тех пор я варила оборотное зелье всего пару раз. Первый – когда Бенедикте необходимо было сдать чары на Непревзойденно. Зелье получилось приторным, а две Бенедикты в гостиной Гриффиндора показались мне ненужным излишеством, но воспоминание относилось, несомненно, к разряду положительных.
Второй раз я варила оборотное зелье для себя, решив, что невозможно отлично варить большую часть зелий, не попробовав действие на себе. Помню, что единственное осмысленное действие, на которое меня хватило после разглядывания зеркала – игра на фортепьяно. Я играла весь тот час и думала, что чужие пальцы могут слушаться меня не хуже, чем свои.
Повторить тот эксперимент у меня не было ни повода, ни желания.

От мыслей меня отвлек аккуратный стук в дверь.
- Мисс Принц, это Ризия Фабер.
Я открыла дверь. На пороге, и правда, стояла Ризия.
- Вот, я принесла часть ингредиентов, принесу остальное через некоторое время.
- Если меня не будет дома, оставите на столе, - кивнула я и вышла вслед за Ризией.
На этот раз судили мистера Трэверса. Он открыто и безумно улыбался и был готов отвечать на любые вопросы.
В какой-то момент ему стало плохо, он закашлялся, и на столе появилось кровавое пятно.
- Быть может, мистеру Трэверсу нужна помощь, - неуверенно переглянулись заседающие.
- Я в порядке, в порядке, - заверил их Трэверс, не прекращая кашлять кровью. Я молча протянула ему платок.
Когда пришло время огласить приговор, Визенгамот снова показал свою неуверенность. Они с подозрением оглядывали подсудимого и не хотели оглашать приговор, опасаясь незамедлительной реакции с его стороны.
Мистер Трэверс великодушно развел руками и отдал палочку Теодору.
Визенгамот с облегчением вздохнул и объявил ему о пожизненном заключении.
Я равнодушно отметила про себя, что, сама этого не заметив, встала справа за спиной у Трэверса так, что он в любой момент мог выхватить у меня палочку, мысленно отругала себя за отсутствие контроля над организмом и мысленно поблагодарила Трэверса за то, что он не собирался пользоваться подобной возможностью.
- Астарта, я хотел бы попросить Вас – когда меня посадят, проследите, чтобы ко мне в тюрьму прислали доверенного человека и принесли свиток и перо, я собираюсь написать завещание.
Я молча кивнула, попрощалась с людьми и вышла из зала заседаний Визенгамота.

Стайки учеников, снующие по Хогсмиду, на секунду останавливались и вежливо здоровались, а я пыталась вспомнить их имена с церемонии распределения и со стыдом понимала, что это практически невозможно. Уже вечернее солнце заливало улицы, и я решила дойти до дома, начать варить зелье, если Ризия приготовила ингредиенты.
- Здравствуйте, мисс Принц!
Вежливая Джулия Уилмот, чуть насмешливо обращающаяся ко мне на «Вы», всегда позитивная и решительно-настроенная.
- Здравствуйте, мисс Уилмот, - заулыбалась я. Близнецы Джулия и Энн, похожие друг на друга как две капли воды, были совершенно разными внутренне – и мне доставляло какое-то странное удовольствие каждый раз понимать, кто именно стоит передо мной.
- Не желаете ли новый выпуск? – убедительно помахала у меня перед носом газетой Джулия.
- Конечно, желаю, - кивнула я и взяла газету, подумав, что вряд ли в мире произошло что-то такое важное, о чем написали в газетах, но еще не говорят все вокруг, а потому совершенно не нужно читать на ходу и спотыкаться, а можно отложить это действие до дома.
- Хорошего дня, мисс Принц.
- Хорошего дня, мисс Уилмот.
Путь между двумя точками в Хогсмиде практически никогда не проходит в одиночестве. Концентрация знакомых магов такова, что тебе придется вежливо пожелать хорошего дня как минимум пару раз.
- Здравствуй, Аста!
Руджемонт, моя дорогая бывшая однокурсница, называющая меня Принцессой и не раз доводившая до слез на младших курсах.
- Здравствуй, Бенедикта.
- Аста, мне нужна помощь, - крайне серьезно заявила Бенедикта.
- И чем я могу помочь?
- Нам нужны деньги.
- Погоди, Бенедикта, тебе нужны деньги? Это что ты собралась покупать, что у тебя не хватает денег? – я похлопала глазами, вспоминая, что за все годы совместного обучения уж чего, а недостатка в деньгах Руджемонт не испытывала.
- Нам нужно купить лепрекона. Денег нужно много, несколько тысяч кнатов.
Я сунула руку в кошелек и вытащила горсть монет.
- Держи, нужно будет еще – зайди ко мне, если меня не будет, возьми из кошелька на столике.
- Спасибо, Аста, - так же серьезно кивнула Бенедикта и удалилась, а я углубилась в размышления о том, зачем детям понадобился лепрекон.
- Мисс Принц, рада видеть.
Такой привычный тихий голос, тоненькая фигура, затянутая в черную мантию, ничего не выражающая улыбка и цепляющий какие-то струны глубоко внутри взгляд пронзительных и уж никак не пустых белых глаз.
- Мисс Паркинсон, рада Вас видеть! – воскликнула я.
Панси с улыбочкой кивнула и продолжила путь по Хогсмиду, когда я осознала, что произошло.
Я. Только что. Встретила в Хогсмиде. Панси Паркинсон. Живую. Бодрствующую. Относительно здоровую с виду. Не в белом, как в конце той весны, а в привычном черном.
Как она вернулась?!
И, что удивительно, я, действительно, была рада ее видеть.
***
Дома, скорее всего, все равно было бы нечего делать, и я временно изменила траекторию и завернула в аврорат.
- Мистер Гернкастл, я обещала мистеру Трэверсу, что предоставлю ему все для возможности написать завещание.
- К сожалению, сейчас это немножко…невозможно, - замялся Френсис. – Видите ли, он без сознания.
- Что с ним? – удивилась я. Удивляться, собственно, было особо нечему, но я не думала, что дело дойдет до потери сознания.
- Мы не знаем.
Пожав плечами и решив, что без сознания Трэверс все равно писать завещание не будет, я попрощалась с Френсисом и вышла из аврората.
***
Ризия Фабер не торопилась с ингредиентами, и я даже подзабыла про зелье, пока она не поймала меня на улице и не извинилась за задержку.
- У нас там в гостиной мисс Паркинсон, - начала она.
- О, да, это все объясняет, - улыбнулась я, практически с удовольствием вспоминая свой младший курс и стоящих в школьном коридоре Панси и Теодора, максимальное взаимодействие с которыми заключалось в приветствии, но которых я все равно старалась аккуратно обойти. Теперь эти воспоминания были такими нелепыми и детскими, что вызывали только ностальгическую улыбку.
Выйдя вместе с Ризией из дома, я дошла с ней до поворота к школе, когда меня окликнул молодой аврор.
- Мисс Принц, прошу Вас, аппарируйте в Малфой-Мэнор и приведите Асторию Малфой.
- Зачем?! – оторопела я.
- Мы не знаем, что делать, а мистер Трэверс истекает кровью. У него раскрылись все раны и…
- Аппарейт, сад перед Малфой-Мэнором! – не стала дослушивать беспорядочные объяснения я.
Выход из аппарации был, как всегда, не слишком приятен, но сейчас я не обратила на это внимания.
- Прошу прощения, что перебиваю, господа, Астория, тебя просят срочно аппарировать в аврорат, так как мистер Трэверс истекает кровью.
Астория подскочила и, невнятно кивнув на встревоженное замечание Теодора «Дорогая, в Мунго есть колдомедики кроме тебя? Будь осторожна!» взяла меня под руку, чтобы аппарировать к аврорату.
***
Беготня вокруг Трэверса вряд ли требовала моего присутствия, но я осталась стоять в сторонке, наблюдая за Асторией. Вряд ли милой леди сделали бы что-то в аврорате, но все-таки.
- Я перевожу его в Мунго, - наконец-то объявила Астория и, пресекая все попытки с ней поспорить, вместе с Трэверсом покинула аврорат.
- Панси Паркинсон убила Абигайль, - выдала мне школьница и убежала.
- То есть..как?! – тупо спросила я.
- Лаэзой, - сообщил мне кто-то, проходящий мимо.
- Стоп, Панси Паркинсон. Лаэзой. Убила.
Я ощутила острую необходимость помотать головой. Это не укладывалось не то что в какие-то рамки – это не укладывалось ни во что.
Сама мысль об убийстве, которое Панси совершила своими руками, да еще и Лаэзой, которой у нее никогда не было, настолько поразила меня, что факт убийства прошел незамеченным, и я запоздало устыдилась – Мэткаф никогда не была мне очень приятна, но смерть есть смерть.
***
По Хогсмиду сновали стайки школьников в странном. Столкнувшись с чем-то в золотой шляпе, я вспомнила, что сегодня – Хэллоуин, а это значит – Карнавал, вопли и беготня учеников, философские рассуждения о смерти и много, много шума на всю ночь.
У дверей кабака меня поймала Марго в тряпках, повязанных на манер греческой тоги, и изъясняющаяся античным героическим гекзаметром – она попыталась донести до меня какие-то мысли о неверном греческом муже и своей тяжелой судьбе. Не слишком вникая в тему, я ответила Марго, не опознала Диониса, заподозрила Деметру в Гекатиной сути и проскользнула дальше, оставив рейвенкловцев тренироваться в риторике.
- А вот и мисс Принц, - так радостно воскликнул профессор Флитвик, что я даже с подозрением огляделась – не замышляется ли какой-нибудь бяки.
Обстановка вокруг была такова, что большей бяки ждать было смешно – толпы учеников в костюмах, пьющих вино, галдящих и шумящих, были уже здесь.
Кроме профессора Флитвика собеседников не нашлось, и некоторое время поддерживала беседу о какой-то ерунде, о разных людях и о том, что профессор Флитвик, оказывается, не любит сыр.
– Знаете, мисс Принц, у меня был к Вам вопрос.
- Задавайте, профессор, - воодушевилась я.
- Он, признаться, довольно интимен… - тут профессор Флитвик замолчал. Недоумевая, что могло не позволить профессору Флитвику задать какой угодно интимый вопрос, я обернулась.
- Здравствуйте, мисс Принц, хороший праздник! Вы тоже не в костюме и не танцуете?
Теодор Малфой как-то чересчур радостно поприветствовал тех, кто попал в поле зрения.
- Как видите, сэр, - осторожно кивнула я.
- Я не помешал вам с профессором? – с участием поинтересовался Теодор, правой рукой приобняв меня за плечо. Пожалуй, я бы подумала, что он пьян, если бы не видела, что и взгляд, и речь абсолютно нормальны.
- Нисколько, - немного напряженно ответила я, решив, что выворачиваться от мистера Малфоя довольно некрасиво. И, следует быть честной, не хочется.
Теодор и Флитвик заговорили о доверии и недоверии, обсудили, что сделали бы, если бы столкнулись нос к носу в темном переулке, помянули исключительно добрыми и вежливыми словами отца и друга Люциуса и нашли друг в друге много общего.
- И сыр не любите, - пробормотала я.
- О, профессор, Вы тоже не любите сыр? – оживился Теодор.
- Не люблю, Теодор, - с готовностью ответил Флитвик, что породило новую волну обсуждений.
- Добрый вечер, - мягко улыбнулась нам подошедшая Оливия Мальцибер.
- Добрый вечер, миссис фон Шварц.
- Добрый вечер, Оливия.
Разговор переместился в другую сторону, и я не слишком в него вслушивалась. В какой-то момент Флитвик и Оливия развернулись и куда-то направились.
Я вопросительно посмотрела на Теодора.
- А мы, Астарта, пойдемте, поговорим.
Стоило чуть дальше отойти от празднества, и становилось тихо. Уже не приходилось перекрикивать шум и музыку и следить, чтобы никто не наступил тебе на ногу.
- А сейчас мы поиграем в игру «Вампиры у аврората», - задумчиво проговорил Теодор, поворачивая в сторону министерства и разворачивая меня.
Пару раз мы прошли мимо аврората, наблюдая за дежурным магом. Дежурный маг провожал нас настороженным взглядом, но ничего не предпринимал – если бы Теодор действительно был вампиром и действительно попытался бы зацепить меня Доминейтом, а не устраивал аврорату проверку бдительности, аврорат точно так же ничего бы не предпринял.
Впрочем, с другой стороны, после ситуации с вампиром-Рабастаном в игру «Доминейт» не играл только ленивый. Хотя это и не оправдывало аврорат.
- Скажите, мисс Принц, - издалека начал мистер Малфой, - много ли Вы знаете людей, владеющих заклинанием Лаэза Кордис?
- Гарри Поттер, - мрачно пробормотала я. – Нет, насколько я понимаю, это… статусное заклинание. А значит – авроры, пара сочувствующих и Мастера Чар.
- Видели ли Вы мою сестру?
- Видела, - кивнула я. – Но как она… проснулась?
- Вот и я думаю, как она проснулась? – вопросительно посмотрел на меня Теодор.
- Значит, это была не она, - пожала плечами я. – К тому же, Лаэза…
- Моя сестра не владела этим заклинанием. И, даже учитывая то, что мы в последнее время…не очень много общались, не думаю, что она успела выучить статусное аврорское заклинание. Но, как мы можем догадаться, есть люди, которые неплохо знали мою сестру и имеют доступ в ее дом.
- И владеют этим заклинанием. Но… мисс Певерелл… Гермиона Грейнджер, Вы думаете, могла убить мисс Певерелл? Да и вообще…могла убить?!
- Вы хорошо знаете мисс Грейнджер? – спросил мистер Малфой, ненавязчиво подтолкнув меня - я даже не заметила, как остановилась и теперь не могла понять, сколько времени простояла посреди Хогсмида с удивленной физиономией.
- Я не думала, что она способна на это. Но, действительно, у нее было больше возможностей, чем у кого-либо другого. К тому же, - я снова остановилась, - К тому же, я не видела ее уже очень давно. И дома ее нет…Может, поискать ее?
- Можно и поискать, - пожал плечами Теодор. Было видно, что он не очень верит в эту идею, и мне было бы сложно аргументировать обратную позицию.
***
Флитвик встретил нас радостно – Оливии поблизости не наблюдалось.
- Да какая она ученица Мастер Чар, - размахивал руками Флитвик, когда мы снова отправились на поиски Грейнджер, - Все это кончилось уже достаточно давно.
Историю о том, как Гермиона перестала быть ученицей Мастера Чар по мнению Мастера Чар я слышала уже не в первый раз, а потому задумчиво оглядывала окрестности.
Под деревом недалеко от празднующих масс поэтично раскинулся на травке профессор Снейп – он вычитывался в корявые строчки, написанные, определенно, неверной девичьей рукой, тихо матерился себе под нос и, видимо, придумывал ответ.

- Девичьи слезы, - бросил он, - невозможно не ответить на такое письмо, это же неправильно? – со своими обычными полувопросительными интонациями высказался Снейп. Мы мимикой и жестами подтвердили, что да, неправильно.
- А мы тут…гуляем, - объявил Флитвик, как бы ненароком подав мне руку. Руку я проигнорировала.
- Гуляйте, - устало кивнул Снейп, - а я должен Это закончить.
Он с отвращением посмотрел на листочки.
- Вряд ли мы ее найдем, - заметила я, когда мы отошли от Снейпа.
- Да конечно, мы ее не найдем, - махнул рукой Флитвик.
- А что за вопрос Вы хотели мне задать, профессор? – вспомнила я.
- Я потом Вас спрошу, мисс Принц. Не хотелось бы при мистере Малфое, особенно учитывая все, что мы тут нашли общего… продолжать не буду, а то мисс Принц мне сейчас глаза выцарапает.
Я укоризненно покачала головой, но спорить не стала.
Ни Теодор, ни Флитвик, ни я не были удивлены тому, что Грейнджер так и не нашли, однако, снова нашли Оливию, печально гуляющую в одиночестве, и она с радостью к нам присоединилась.
Вчетвером мы дошли до дерева, под которым все также страдал Снейп. Перед ним лежали все те же листочки без видимых изменений.
- Вы скучаете, пойдемте танцевать, - направила свое обаяние на Снейпа Оливия.
- Танцевать – это прекрасно, - проникновенно вздохнул Снейп, - но сначала я должен дописать ответ.
- Вы идете, Оливия, - спросил Теодор, - или останетесь?
- Идите, я составлю компанию Северусу, - расположилась под деревом Оливия.
Я вспомнила разговор с напившимся Кровавой Мэри Снейпом – он сбивался на подцепленный у Марго гекзаметр, проникновенно смотрел в бокал и говорил о том, что Оливия непременно уведет его к Люциусу.
- Хорошей ночи, - кивнули мы, и, оставив Оливию и Снейпа, пошли по улице Хогсмида в сторону школы.
***
- Пойдемте, мисс Принц, я наконец-то задам Вам вопрос.
Мы с профессором Флитвиком попрощались с Теодором и теперь шли по Хогвартским коридорам.
- Я вот думаю, - закрывая за мной дверь в комнате, сказал Флитвик, - смогли бы Вы полюбить кого-нибудь, кроме Теодора? Ну, или, вместо.
Я чуть не выронила палочку.
- Кхм, профессор, Вы ставите меня в тупик. Очень просто отвечать на вопрос «я никогда не..» или «я всегда буду…», но, Вы прекрасно понимаете, что подобные ответы – ничто, когда дело доходит до практики. Думаю, Вы знаете, что я отвечу.
- Думаю, что знаю, - развел руками Флитвик. – Иногда мне жаль, что Вы не у меня в аспирантуре.
- Где же Вы были последний год, - усмехнулась я, - когда я выбирала аспирантуру?
- Не будем обманываться, Вы изначально были ученицей Снейпа. Чтобы быть Мастером Чар, нужно отказаться от многого. От всего. Вы смогли бы?
- Н..не уверена, - пробормотала я.
- Вот и я не уверен. А учиться у меня чему-то Вы можете и так.
Я не преминула воспользоваться предложением и немедленно задала вопрос.
– Профессор, скажите, как Мастер Чар, можно ли отказаться от непростительных заклятий и отвыкнуть от них?
- Астарта, как Вы думаете, сколько мне лет?
- Много, сэр, - невольно улыбнулась я.
- Много, мисс Принц, много. Поверьте мне, нет. Нельзя. Можно не использовать их десятилетиями, но Вы не представляете, как хочется снова…
В какой-то момент мне стало даже чуть жутко.
- Сэр?
- Да, мисс Принц, - будто очнулся профессор. Он пару раз кивнул и посмотрел с каким-то сочувствием. – Поверьте, мне приятна позиция «Нет ничего невозможного». Но я не представляю подобной ситуации. Думаю, что отвыкнуть от этого, попробовав один раз, нельзя.
«И, все-таки, я не верю Вам, сэр. Если не отвыкли Вы – это значит ровно одно. Вы не слишком хотели и не слишком старались», - подумалось мне, но спорить я не стала.
От странных разговоров нас отвлек шум. Кто-то кричал, слышались вопли «Инсендио Максима!» и «Разгадайте его», что ясно указывало на упырей или инфери, кто-то топал по коридорам, вопил и верещал.
- Не стоит ли пойти помочь, профессор?
- Помочь? Нет, что Вы, мисс Принц. Зачем. Они и сами этих упырей загоняют, сидите спокойно. Там дети, преподаватели, вот, Ваш декан, например.
- Профессор Фревин вряд ли чем-то очень поможет, - мрачно откликнулась я.
- О, Вы не любите профессора Фревина?
- Не люблю, сэр.
- Есть за что?
- Вы даже не представляете, насколько, - я почувствовала, что начинаю злиться, как обычно, вспоминая о некоторых людях и ситуациях. – Не будем б этом.
- О, вы тут, - распахнулась дверь. В комнату вошел профессор Фревин собственной персоной. –Я тут подумал, что уже поздно и стоит лечь спать.
- А мы тут Вас обсуждали, - радостно сообщил ему Флитвик.
- И как?
- Ну, вот, мисс Принц Вас не любит.
- Да я знаю, - пожал плечами профессор Фревин и ушел к себе.
- Продолжите, мисс Принц?
«Профессор Фревин, любимец факультета – удобно любить декана, практически поощряющего нарушение правил. Интересно, не спорить – это его жизненный принцип или неосознанная позиция?..»
- Мисс Принц!
- Простите, сэр? Вы что-то спросили?
- Скажите, Вы опять думали о Теодоре?
- ..Почему Вы так решили, - растерялась я.
- Ну, у Вас становится очень задумчивое лицо и Вы перестаете меня воспринимать.
- Должна Вас разочаровать, сэр, я думала о профессоре Фревине. И я не думаю, что этично его обсуждать.
- А я все равно сплю, - донесся голос профессора Фревина.
Я выразительно посмотрела на профессора Флитвика и пожала плечами.
- Я понял Вас, мисс Принц, думаю, я во всем Вас понял.
- Во всем? – не удержалась я.
- Ну, хорошо-хорошо, не во всем, но в том, что было мне важно. Вы, наверное, хотите спать. Я провожу Вас до дома? Или сделать Вам Морфеус…
Эта мысль, очевидно, крайне понравилась профессору, поэтому я поспешила отскочить к двери.
- Проводите, сэр, буду благодарна.
***
У школы мы встретили Терезу Бут, наконец-то выбравшуюся в Хогсмид, и немедленно таила ее в гости.
- Как у вас тут дела, - спросила Тереза, устроившись на кровати, когда профессор Флитвик нас покинул.
- В целом, ничего… Вот, убивали мисс Мэткаф.
- И как ты думаешь, кто?
- Ну, кто… кто хорошо знает Панси, кто мог взять у нее волос, кто мог ее копировать, кого не было весь день в Хогсмиде и у кого, внимание, есть Лаэза?
- Аста, я не понимаю, зачем Гермионе, на которую ты так старательно намекаешь, это нужно?
- Я тоже не понимаю, Тереза, но пока что, это единственный вариант.
Тереза – чудесный человек. Не помню ни одного разговора, где мы бы не поспорили, но споры с ней всегда уютны и так напоминают мне школьные посиделки в гостиной, что я с радостью кидаюсь в них.
- А с кем ты тут живешь?
- Ну, здесь живет мисс Руквуд, Диана… и миссис фон Шварц.
- Хм, одна из участников ОВР и магистр ОВР?
- Две милые леди, - невозмутимо кивнула я.
- И как тебе с ними?
- Прекрасно, - начала отвечать я, когда дверь открылась.
- О, вот и миссис фон Шварц. Позвольте представить, это моя однокурсница, мисс Тереза Бут, это миссис Оливия фон Шварц. Как Ваши дела?
- Очень приятно, мисс Бут, дела мои? – Оливия пожала плечами и бросила что-то на стол. Я выползла из-под пледа и посмотрела на кусочки в которых узнала сломанную в двух местах волшебную палочку.
- Ох, но...как?
- Знаете, Астарта, ее невозможно сломать случайно, я пробовала. Неприятно, увы. Теперь мне срочно нужна другая хорошая палочка, которую придется поискать.
Еще немного поболтав с Терезой и Оливией, ходящей по дому в поисках разных вещей, я почувствовала, что глаза начинают слипаться.
- Кстати, Аста, а что от тебя хотел Флитвик? Уж не замуж ли звал? – спросила Тереза, накидывая мантию и направляясь к выходу.
- Тереза, ты же понимаешь, что я скорее пойду в маггловский монастырь, чем замуж, - сквозь сон пробормотала я.
Тереза глубокомысленно покивала и ушла. Я закрыла книжку, которая лежала у кровати уже несколько дней, раскрытая на одном и том же месте, и уснула.
Мне снился человек с черными крыльями. Он чуть раскачивался, прикрыв глаза, и напевал: «Я раскрою руки, и английские реки потекут вспять…»
Tags: diary
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments