Astarte A.E Prince (asta_prince) wrote,
Astarte A.E Prince
asta_prince

Декабрь

Декабрь. Каменное сердце

Маленькие хрустальные снежинки падали на землю и разбивались с печальным звоном. Столь прекрасный и мирный сон был прерван неожиданной зверской болью в руке. Я открыла глаза. Сова ухнула и перестала щипать меня за руку. Я укоризненно воззрилась на нахальную птицу. Нахальная птица ответила мне таким же взглядом, после чего скосила глаза. Я проследила за его, взгляда, направлением и увидела письмо.
Мама писала, что Альберт нарисовал новогодний сад (о, радость) и меня в зимней мантии (о, ужас), отец хотел выбраться в Хогсмид, но не нашел времени (о, да, я заметила), а в моей комнате теперь бежевые стены.
Быстро начеркав ответ, я посмотрела на часы и застонала – надежды на валяние в постели рухнули. Нужно было быстро пить утренне-дневной кофе, приводить себя в порядок и отправляться в школу.
***
День в школе прошел странно-нервно и быстро, не смотря на отсутствие уроков. Кто-то задавал мне дурацкие вопросы, кто-то сообщал дурацкие новости. Бенедикта поймала меня у входа и рассказала о том, как они купили и отпустили лепрекона, а кто-то в аврорате проводил какой-то «светленький» ритуальчик, я покивала, не вникая в подробности, и свернула на лестницы к подземельям.
- Профессор, у Вас экзамен, - напомнила я Снейпу, встретив его в коридорах. Почему-то, природная вежливость и привитое воспитание не намекнули мне на то, что напоминание некорректно.
- Да-да, - кивнул Снейп, - возьмите младший курс..пусть они Вам что-нибудь сварят?
- Зелье смелости, - предложила я, - и Умиротворяющий бальзам? Например?
- Пойдет, - одобрил Снейп. – Пусть учтут, что к пяти я обещал прочитать лекцию, поэтому, если у них возникнут вопросы после пяти, они пойдут с ними к Вам.
***
- Астарта, мне нужна твоя помощь, - кинулась ко мне Марыська.
- Слушаю.
- Понимаешь, какая штука, мы участвовали в ритуале.. и теперь у нас есть только те чары, которые в нас кастовали. Ты не могла бы скастовать в меня что-нибудь полезное и боевое?
- Торменцио Максима, - мрачно бросила я.
- Пойдет, - кивнула Марыська.
- Эй-ей, погоди, ты серьезно?
- Разумеется.
Впрочем, я могла бы это предполагать – Марыська относится к тем людям, которые перед получением теоретических или практических знаний и умений не остановится практически ни перед чем.
- Оно хоть в больничном крыле лечится? – обреченно спросила я.
- Сейчас узнаю, - Марыська исчезла раньше, чем я успела что-то сказать, и практически сразу же вернулась. – Да, все в порядке.
- Ну, пойдем, - усмехнулась я. – Надеюсь, ты не сдашь меня в аврорат?
- Конечно нет, Асточка, пожалуйста!
Мы вышли во двор и отошли за угол башни.
- Торменцио Максима! Морфеус. Мобиликорпус.
Я дотащила Марыську до больничного крыла и вручила ее Айне Вейне. Судя по лицу колдомедика, она была в курсе событий. Мне категорически это не понравилось, однако, спорить, после того как кастуешь некромагическую дрянь, довольно глупо.
Я разбудила Марыську и оставила ее на попечение Айне.
«Какая мерзость», - пронеслось у меня в голове на выходе из школы, а затем возникло непреодолимое желание вытереть палочку салфеткой или, хотя бы, полой мантии.
***
- Мисс Принц, Вы на собрание?
- На собрание, добрый день, мистер Пьюси, рада Вас видеть.
- А я вот тут жду, до собрания еще минут тридцать, не желаете ли зайти в трактир?
- Давайте зайдем, - согласилась я, подумав, что ни к чему не обязывающий треп перед собранием ничуть не повредит.
Ни к чему не обязывающего трепа не случилось. В трактире нас настиг мистер Томпсон. Он практически поймал меня за пуговицу, сел напротив и серьезно спросил, правда ли Люциус Малфой – Темный Лорд.
- Мистер Томпсон, я понятия не имею, кем является мистер Малфой и что сказала рамка Азкабана, - взвыла я через минут десять сурового допроса, перемежающегося заверениями «я ничего такого не имею в виду».
- А разговоры о том, что он – вампир? Как мистер Лестрейндж?
- Мистер Малфой – не вампир, а тот вампир – не мистер Лестрейндж, - вскипела я. – Мистер Лестрейндж мертв, давайте не будем тревожить его память и называть нежить его именем.
- Я ничего такого не имел в виду, - немедленно повторил Томпсон и вернулся к расспросам. – Вот Вы же работаете в отделе исследований, разве суть Люциуса Малфоя, исследование ее, не в вашей компетенции?
- Сэр, мой начальник – мистер Теодор Малфой. Вы полагаете, что я исследую его отца лучше него? Не думаете же Вы, что я буду пытаться сделать это в обход мистера Малфоя? – холодно спросила я, продолжая кипеть внутри, - И, мистер Томпсон, это вторжение в личную жизнь мистера Люциуса Малфоя, как минимум, это неэтично.
Очередное «я ничего такого не имел в виду» мистер Томпсон произнес уже на автомате, глядя в сторону – в трактир вошли мистер Кривз и Прозерпина Лавгуд.
На днях Прозерпина побила все свои рекорды в области странных поступков и происшествий, связанных с волшебными травами. Она умудрилась подарить министру цветок Деметры, обязавший его немедленно жениться на дарителе. Теперь Прозерпина являлась первой леди, министр обзавелся молодой женой, а магическая Британия – поводами для кучи разговоров и газетных статей.
- А вот и вы, - радостно поприветствовал нас министр. – Скоро собрание, не так ли?
- Да, господин министр, - я еле удержалась, чтобы не кинуться к нему как к спасителю. Мистер Томпсон, будучи, несомненно, умным и цепким человеком, успел меня несколько утомить.
- Значит, сейчас пойдем, - кивнул Кривз. – Выпить бы чаю…
- Господин министр, мы вполне подождем немного, пока Вы не выпьете чаю, - заверили его мы с мистером Пьюси.
- А почему бы не провести собрание прямо здесь, - оживился министр.- Я сейчас вернусь!
Пока министр уходил по делам, к нам присоединилась Алекто Кэрроу, которая тут же была поймана Томпсоном и допрошена в соответствии с его представлениями о беседе за чаем, а потому к моменту возвращения министра Алекто уже тоже была рада его видеть. Она немедленно что-то ему сообщила, после чего министр предложил Томпсону закрыть тему о сущности мистера Малфоя и быстро обсудить другие насущные дела.

***
Дети уже варили зелья, когда я пришла в класс. На стуле раскачивалась синеглазая Сен-Жермен.
- И снова Принц, - радостно заявила она.
- Северина, что с тобой? – неожиданно для самой себя спросила я, когда дети были увлечены экзаменом.
- А что, я изменилась? – заинтересовалась она.
- Изменилась. Ты стала…суше. Не в смысле – злее, - я запуталась в определениях, - пропала какая-то…влажность. Ты – меньше змея, чем раньше. Хм. Кристаллизуешься, уж прости?
- Все правильно, - засмеялась Северина, - все правильно. Так и должно было быть.
Я не стала развивать тему о том, как и что должно было быть, дети очень кстати доварили часть зелий, и нам с Севериной пришлось их пить.
- Пока Снейп не видит, переварите, - тихо велела Северина, возвращая бокал с жиденьким умиротворяющим бальзамом. Я глотнула зелье смелости.
- Однако, - выдохнула я через пару секунд. – А я думала, что чемпион в этом зелье – мисс МакКейн. Попробуйте сделать его хоть чуть-чуть помягче.
- Пойду я, Принц, - потянулась Северина, - заходи в гости.
- Непременно, - кивнула я, глотая очередной вариант зелья смелости. – О, это отлично.
Ученики постепенно разбредались, в кабинете остались только самые упорные и неторопливые.
- Напишите мне список – факультет, курс, фамилия, - сказала я юной слизеринке, убирающей со стола. Мне под нос сунули еще один бокал с красноватой жидкостью. Зелья смелости было выпито уже достаточно, чтобы я хлебнула из бокала, не принюхиваясь и не всматриваясь.
Вяжущее зелье пролилось по языку и стекло в горло.
Я обругала себя идиоткой, которую элементарно было бы отравить – обругала вяло и безэмоционально.
«Отлично, Принц, ты нарушила обещание» - любезно подсказала ускользающая частичка сентиментальной совести.
«В конце концов, обещала я, фактически, сама себе. А, значит, кроме как на себя и обижаться не на кого. Так что все в порядке – было бы о чем переживать».
Девочка смотрела на меня с надеждой.
- Хорошее зелье, - кивнула я, - Вы – Средний курс, так?
Девочка покивала.
- Скажете профессору Снейпу, что зелье удалось. Остальные – соберите зачетки и принесите мне. Уберите со стола. В пять профессор Снейп ждет вас на лекцию, видимо, в башне Рейвенкло.
Я подхватила свитки вышла из кабинета.
***
- Мистер Малфой, - вспомнила я, встретив его у кабинета травологии, - А не доварила ли мисс Вильерс зелье, о котором говорила?
- Эм, думаю, что доварила, а, собственно, почему Вы спрашиваете?
- Хотела попробовать, - пояснила я, подумав, какие, интересно, еще варианты могли бы возникнуть.
- Ну, попросите у нее и попробуйте, - пожал плечами Теодор.
«Спасибо за совет, сэр».
- Именно так я и сделаю, - бросила я.
- Знаете, мисс Принц, сейчас Вы были похожи на мою сестру, , - неожиданно заметил мне Теодор.
- Порой она была достойна для подражания, - проговорила я, идя к выходу из школы. Вряд ли мистер Малфой меня услышал, но это было не столь важно.
***
- Мисс Принц, как Ваши дела?
Навстречу мне шел довольно жизнерадостный мистер Пьюси.
- Нормально, - ответила я.
- Мне кажется, с Вами что-то не так, - покачал головой Эдриан. – Чем Вы сейчас собираетесь заняться?
Я подумала, что возвращаться в школу смысла нет, идти домой скучно, а в трактире засел профессор Фревин, видеть которого сейчас (впрочем, как и обычно) не хочется совершенно.
- Собираюсь… пойти покачаться на качелях, - ответила я.
- Хм. Хотите, я Вас покачаю? – если мистер Пьюси и удивился, то виду не подал. Я любезно согласилась на его предложение, и занятие на ближайшее время было определено.

Качели – это прекрасно, я убеждаюсь в этом каждый раз. Тебе спокойно и хорошо.
Мистер Пьюси расспрашивал меня о каких-то делах, я что-то отвечала, а солнце медленно стекало к горизонту.
- А что за столпотворение? - ради поддержания разговора поинтересовалась я.
- Так Рождественский бал, - воскликнул мистер Пьюси. – Не пойдете?
- Наверное, можно и пойти, - кивнула я и спрыгнула с качелей.
***
Солнце сползло за край, стемнело.
Невозможно понять, почему, но мне показалось, что этот закат был одним из самых ярких, которые я видела.
***
В школе было тихо, в Большом Зале объявляли итоги семестра, и я не могла заставить себя зайти – так спокойно и хорошо было просто сидеть в Хогвартской беседке.
Около часа назад я притащилась в подземелья и, потрясая зачетками, молила дядю о помощи.
- Профессор, - проникновенно вещала я, - я могу проверить, как они сварили простые зелья, я могу сказать, кто из них получил зачет, а кто точно нет, но я никак не могу расписаться в зачетках, пожалуйста, сделайте это.
Профессор Снейп забрал у меня зачетки, расписался в каждой и вручил мне обратно стопку и бонус в виде Северины. Мы с Севериной вышли из подземелий, и я ушла ловить кого-нибудь из старост, чтобы отдать зачетки, затем кого-нибудь из своих гриффиндорцев, затем… в общем, теперь я сидела в тишине и совершенно не хотела ничего менять.
- Принц, нужна помощь, - села рядом Северина. – Сейчас Мэткаф и Родри пойдут в известные «гости», их бы не пустить.
- Как ты представляешь, что я не пущу куда-то Мэткаф? – невольно улыбнулась я.
- Да нет, ты не сможешь ее остановить. И я не остановлю. Но надо как бы исполнить свой долг и попытаться это сделать.
Я нехотя выползла из беседки и увидела слизеринских старост, за которыми быстрым шагом шел профессор Фревин.
- Ну, и хорошо, - проследив за моим взглядом, кивнула Северина. – Там, говорят, будет помолвка мисс Пинс, в Хогсмиде? Пойдешь?
- Почему бы и не… в конце концов.
***
- А почему так мало всех, - спросила Морриганн Кэрролл, оглядываясь в поисках буйных детей.
- Хм, я слышала, что господин директор запретил им выходить из школы, - поделилась я.
- Каникулы! – Возопила Морриганн, вздымая руки к небу. – У этих малолетных упырей каникулы! Как им кто-то мог что-то запретить? Я что, должна их силой из школы вытаскивать развлекаться?
Я пожала плечами, решив, что, не смотря на вопли, Морриганн поступит именно так.
- О, мисс Принц, Вы не видели Снейпа?
Я обернулась. На меня с надеждой смотрел Сириус Блэк.
- Эм, он был в подземельях Слизерина.
- А он…Вы не знаете… не собирался идти… в гости…
Сириус мялся, аки девица на выданье, видимо, не желая вопить на весь зал.
- Нет, не собирался. Он сказал, что не пойдет.
- Идиот, - прошипел Сириус и исчез. Я пожала плечами, отказываясь понимать, что происходит.
В тот момент, когда, казалось, уже ничто не могло оживить занудную ночь, послышался хлопок аппарации.
Редкие празднующие и невыспавшиеся авроры высыпали на улицу, и я не смогла отказаться от того, чтобы составить им компанию.
Человек в маске держал на мобиликорпусе тело, в котором я смутно и неуверенно опознала одного из авроров.
В какой-то момент мне показалось, что я узнаю эту специфическую походку, эту фигуру…и эту руку в перчатке. Поймав момент, когда человек посмотрел на меня, я приветственно кивнула.
- Асстарта, доброй ночи, - прошелестел искаженный голос.
Никто, кроме Трэверса, не ответил бы мне так, но догадка была настолько хлипкой, что я перестала о ней думать, решив, что это, в любом случае, не важно.
Он говорил, а авроры обступали его, пытаясь создать кольцо вокруг.
«Вот только драки тут не хватало. Кошмар перед Рождеством…»
Я плавно перетекла на полметра влево, закрывая «линию огня» между предполагаемым Трэверсом и аврором.
Первый говорил, дождавшись прибежавшего министра, второй пытался снова обойти меня, но я упорно продолжала перекрывать путь для заклинаний.
В конце концов, тело глухо бумкнуло и упало, человек в маске аппарировал, люди кинулись обсуждать произошедшее и осматривать усыпленное тело, а я вернулась в трактир, испытывая странное желание чего-нибудь выпить.
- Скажите, мисс Принц, - я резко обернулась, в трактир вошел Теодор. - ..Кстати, у Вас где-то какая-то моя зарплата лежит, отдайте ее моему дворецкому.
Я вытащила мешочек с выданной зарплатой и передала худому мужчине в пенсне.
- Да, мисс Принц, Вы не видели миссис Дерри…Милисенту? – вспомнил о своем вопросе Теодор.
- Нет, уже давно нет.
- Жаль, - кивнул Теодор так, что мне даже стало на секунду жаль Милисенту. – Хорошей ночи.
- Хорошей ночи, - проговорила я уже вслед закрывающейся двери.
Выпить мне так и не удалось. В трактир влетела сова и уронила на меня тщательно запечатанную бумажку.
Я развернула письмо и поняла, что желание чего-нибудь выпить вполне могло бы трансформироваться в желание напиться.
Астория довольно часто писала мне письма, но никогда они не звучали так, будто она писала их с приставленным к горлу ножом.
«…немедленно аппарируй в Малфой-Мэнор…»
Очень захотелось домой.
Я представила, как Люциус Малфой мягко говорит Астории: «Почему же Ваши друзья не отвечают на Ваши приглашения?...»
«Трусиха». – мысленно обругала я сама себя. – «Если они захотят тебе что-то сделать, они и так это сделают».
- Прошу прощения, - улыбнулась я, - мне придется Вас покинуть, дела.
Я вежливо кивнула всем и быстро вышла из трактира.
- Аппарейт, вход в сад у Малфой-Мэнора!
***
«Почему мне так часто кажется, что я делаю глупости», - возник в голове риторический вопрос.
- Мистер Гойл, - кивнула я, - Доброй ночи, - Гойл кивнул. Навстречу мне кинулась Астория.
- Здравствуй, дорогая, спасибо, что пришла, - улыбнулась она и, склонившись к моему уху, как бы чтобы приветственно поцеловать в щеку, прошептала, - уходи отсюда при первой же возможности, аппарируй.
В голосе Астории слышались истеричные нотки.
- Все в порядке, Астория, я уже пришла, было бы невежливо и трусливо сбегать.
Астория, все еще улыбаясь, кивнула и, украдкой вытерев ладонью глаза, убежала в дом.
- Здравствуйте, - поздоровалась я с Теодором. Темнота не позволяла говорить с уверенностью, но мне почему-то показалось, что особого восторга у Теодора мое появление не вызвало.
Я прошла вглубь сада, чувствуя, как ночь становится все холоднее, и, наконец, подошла к резной беседке, где в хорошую погоду иногда проводились заседания попечительского совета.
Слева от стола сидел человек в доспехе, не узнать которого было невозможно.
- Мистер МакНейр, - тихо сказала я, - рада видеть Вас…живым.
МакНейр кивнул.
Теодор прошел мимо меня и сел справа от стола, воплощая твердую решимость сидеть здесь и следить за развитием событий.
- Миссс Принццсс… - прошелестело из тени беседки.
- Мистер Малфой, здравствуйте.
- Присаживайтесь, мисс Принц. Знаете… я хотел сотворить с Вами нечто…страшное. В назидание Вашему дядюшке… Но Вы так удивили меня, откликнувшись на приглашение – единственная! – что…я передумал.
Я поежилась – по спине пробежала какая-то дрянь, явно крупнее привычных мурашек.
- Знаете, а Ваш дядюшка испугался и спрятался. И не желает носа высовывать.
- Я…не думаю, что это целиком и полностью страх, - возразила я. – Мне кажется, он просто воспринимает все это…иначе. И, возможно, не придает значения тому, что важно. Это не совсем трусость, это…
-..Эгоизм, - подсказал Макнейр. – Ваш дядя – эгоист.
- Все мы немножко эгоисты. Просто это толкает нас на разные действия. Моего дядю – остаться. Меня – не прятаться и прийти.
- Пожалуй, я что-нибудь расскажу Вам, - Люциус чуть подался вперед, и по белому лицу мазанул лунный свет. - Так сказать, моя честность за Вашу храбрость. Вы совсем не боитесь меня? Не испугались прийти?
- Я …несомненно, боюсь Вас, - тщательно подбирая слова, заговорила я, и с удивлением поняла, что голос успел охрипнуть. – Но это не повод…
-…Прятаться, - подсказал Люциус. – Для многих – повод. Я же, говорят, Темный Лорд, слышали? Вас это не пугает?
Я пожала плечами.
- Пугает, мистер Малфой, но… кто у нас светлый волшебник?
Люциус задумался.
- Пожалуй, я назвал бы светлым волшебником мистера Мортимера. Впрочем, возможно, я просто многого про него не знаю. А что до меня – многие сбегают.
- Если Вы захотите что-нибудь сделать мне, Вы это сделаете, сэр, - ответила я, - И не думаю, что прятки мне помогут. Скорее уж наоборот.
- Истинная гриффиндорская храбрость, - тихо засмеялся Малфой-старший. – Я, все-таки, расскажу Вам что-нибудь интересное. К примеру, Вы знаете, что Ваш дядюшка – хоркрукс?
Новость была не из простых.
- Простите?! – я закашлялась.
- Да-да, он – хоркрукс Сириуса Блэка. Кстати, тело Блэка у нас лежит. Под дыбой. Не желаете взглянуть?
- Нет-нет, - помотала головой я, - я и так Вам верю, мистер Малфой. Но как…
- Вот так бывает, - развел руками Люциус. – Ваш дядюшка-хоркрукс прячется в подземельях, Милисента Дерри, к примеру, просто сбежала из страны.
«Сбежала?!»…
- Простите, мистер Малфой. Новость для меня…как-то…слишком.
- О, я понимаю, - великодушно протянул Люциус.
Разговор тек плавно и легко, но мне показалось, что прошла вечность, прежде чем Люциус снова отклонился от стола и скрылся в тени со словами
– Ну, не будем Вас задерживать.
Я немедленно поднялась со скамейки, не рискуя больше надоедать своим присутствием господам темным волшебникам.
- До свидания, мистер Малфой, до свидания, мистер МакНейр…
Я быстрым шагом направилась к выходу из сада, провожаемая, как мне показалось, чуть насмешливыми взглядами.
Аппарировать у меня не было сил. Я взмахнула палочкой и вяло кивнула кондуктору «Ночного Рыцаря».
За окном проносились дома, города и улицы.
«Профессор Снейп – мой преподаватель Защиты от Темных Сил», - мысленно проговаривала я. «Мой дядя – хоркрукс». Мозг подкидывал мысли вроде «интересно, кого же Сириус убил, чтобы сделать хоркрукс», но эмоциональная составляющая качала головой и возражала – «Нет. Не интересно».
***
- Господин директор, Вы позволите мне зайти в гостиную своего факультета? – прокричала я директору, куда-то летящему на Фениксе.
- Сегодня можно, но если перелетите через стену, - в ответ прокричал директор, - Защита школы не позволит пройти!
- А что случилось?
Но директор уже улетел. Ответ пришел от одного из учеников, снующего около школы.
- Тень, - коротко объяснил он.
Рождественское веселье продолжалось.
***
В гостиной Гриффиндора кроме гриффиндорцев сидел Джеймс Трэк и еще пара младших рейвенкловцев, они тихо смеялись и что-то обсуждали.
Я почувствовала какую-то странную ностальгию по посиделкам в гостиной, ожиданиям ахтунга и прочим гриффиндорским глупостям.
Дайрин Дерри допела песенку и, переглянувшись с кем-то из младшекурсников, протянула мне гитару.
- Астарта, спой.

Ночь близилась часам к трем. Я, давно отдав гитару девочкам, свернулась на диване, и теперь от всеобщего обозрения меня защищали стол и сидящий рядом Джеймс Трэк.
Кажется, я задремала, потому что, когда сознание снова стало осмысливать разговоры, в гостиной обнаружилось новое действующее лицо.
- …Почему ты решила, что умрешь?
- Так неразглашение же!
- Зависит от формулировки! – машинально высказалась я.
- О, я слышу голос разума! Кто там?
Я приняла вертикальное положение, недобро и довольно сонно, посмотрела в глаза Сириусу Блэку и ответила.
- Голос разума.
Он посмотрел на меня.
Я продолжала смотреть на него.
- Астарта, ты совершенно права – все дело в формулировке.
Он прекрасно знал, что я прекрасно знала, из чего он сделал хоркрукс.
***
- Асточка, мне нужна твоя помощь.
В дверях снова стояла Марыська. С этим сообщением она появлялась уже четвертый раз, и я почувствовала некую обреченность.
- Рассказывай.
- Мне нужно, чтобы ты скрепила один нерушимый обет.
***
Ночь подошла к утру. Сквозь Тень, Кому и зимний британский туман я слушала о том, как девочка упала на меч Годрика Гриффиндора в кругу пентаграммы, как Трэверс кричал и требовал Гернкастла, а потом просто кричал, как Алекто и Оливия требовали выдать тело, и аврорат что-то бормотал о горстке пепла.
Я выбралась из гостиной Гриффиндора, вышла во двор, взяла у кого-то метлу, перелетела через Хогвартскую стену и отправилась домой.
Ни Оливии, ни Дианы дома не было. Оглядев опустевшее помещение, я вспомнила, что Диана собиралась отправиться в Лондон, а Оливия, наверняка, была в Малфой-Мэноре.
Я методично погасила свет во всем доме и легла спать, укутавшись в одеяло.
Мне снились люди в золотых масках. Они поили меня горьковато-кислой кровью и удивлялись, отчего я не падаю в кому. Я отвечала на их вопросы, и они, качая головой, рассуждали вслух, правда ли я такая плохая, как они думают, или получше.
Даже во сне у меня не было никаких сил с ними спорить.
Я точно знала, что могу спокойно спать еще, как минимум, шесть часов.
А после – будет Рождество.
Tags: diary
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments